Библиотека                   Темы

Водно-болотные угодия          

Водно-болотные угодия

Хотя большинство людей, наверное, представляют болота как что-то неприятное и грязное, на самом деле болота – одни из наиболее важных природных экосистем.

Одни из самых древних сохранившихся участков нашей дикой природы – это болота. Это доказывает их возраст, ведь некоторым из них больше 10 тысяч лет. Как болота они начали формироваться после последнего ледникового периода и исчезновения ледника с территории современной Беларуси.

Болота выполняют ряд уникальных функций, важных для биосферы планеты, например, они поддерживают оптимальный уровень грунтовых вод и накапливают углекислый газ в больших объемах, а также являются местом жительства многочисленных видов животных и растений, многие из которых не могут жить в других экосистемах, поэтому большинство оставшихся болот взяты под охрану и являются особо охраняемыми природными территориями (ООПТ).

По количеству минеральных веществ, доступных для растений, наши болота делятся на три типа: верховые, низинные и переходные болота.

Верховые болота получают воду, в основном, с дождем или снегом. В такой воде мало минеральных солей, которые нужны для роста многих растений. Именно поэтому на верховых болотах чаще всего распространены сфагновые мхи, которые отлично растут в таких условиях. Эти мхи обладают интересными свойствами, формирующими условия в этой экосистеме. Они растут густыми плотными скоплениями, образующими крупные подушки или сплошные ковры. Причем в середине болота они растут быстрее, поэтому центр значительно выступает над окраинами – иногда на 5-7 метров! Однослойные листья сфагнума содержат большое количество мертвых водоносных клеток с порами, легко впитывающих воду. По оценкам ученых, сфагнум запасает воды так много, что ее масса пре­вышает массу самого растения в 30 раз. Это способствует быстрому развитию верховых болот в местах, где появляются эти мхи. Стебли сфагнума растут за счет верхушки, а снизу ежегодно отмирают, образуя торф.

Кроме мхов, на верховых болотах растут и невысокие сосенки и березки. Травяно-кустарничковый ярус складывается из разных видов пушиц, карликовой березы, насекомоядных растений - росянок и ягодных кустарничков: клюквы, голубики и даже морошки.

Из-за того, что верховые болота покрыты специфической растительностью, здесь много небольших и средних по размеру озер, микроклимат очень похож на микроклимат тундры и лесотундры. Поэтому только на верховых болотах в Беларуси делают свои гнезда такие тундряные по происхождению виды птиц, как белая куропатка, золотистая ржанка, средний кроншнеп, чернозобая гагара, большой улит. Необходимо подчеркнуть, что большие верховые болота важны для птиц не только во время гнездования, но и во время миграции. К примеру, только во время осенней миграции на болоте Ельня останавливаются на отдых и восстановление сил одновременно до 5 тысяч серых журавлей и около десяти тысяч гусей разных видов.


Самое большое и знаменитое верховое болото Беларуси – Ельня (Рамсарское угодье) – находится в Витебской области, и его общая площадь составляет почти 20 000 гектаров. Общая площадь заказника «Ельня» с прилегающими к болоту лесами составляет  25,3 тысяч гектаров.

Растительный мир заказника «Ельня» достаточно богат по видовому разнообразию и типичен для болот балтийского типа. Растений – 192 вида. В их числе 3 вида хвощей, 1 – плаунов, 8 – папоротников, 3 – голосеменных и 177 – цветковых (покрытосеменных).

Чаще всего в заказнике встречаются виды, типичные для верховых болот Белорусского Поозерья: пушица влагалищная, багульник, очеретник белый, подбел многолистный, осока черная, мирт болотный, болотные формы сосны, береза пушистая.

Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды растений, включенные в Красную книгу Республики Беларусь, которые найдены в заказнике, представлены 15 видами: береза карликовая, морошка приземистая, клюква мелкоплодная, сфагнум мягкий, царский скипетр, зубянка клубненосная, ива черничная, баранец обыкновенный, тайник яйцевидный, хохлатка полая, шпажник черепитчатый, ятрышник-дремлик, лук медвежий, касатик сибирский.

Из-за многочисленных каналов, значительно понизился уровень грунтовых вод, что стало одной из основных причин крупных и регулярных пожаров на болоте. В результате последнего пожара, который случился в 2002 году, выгорело около 70% поверхности болота. Пожары и низкий уровень грунтовых вод привели к деградации некоторой территории болота Ельня. Большой ущерб нанесли пожары, которые уничтожили клюквенники. Повысить уровень грунтовых вод и предотвратить пожары на этой территории смогли только после перекрытия плотинами основных и второстепенных каналов, по которым с болота вытекала вода. Работы эти были начаты еще в 1999 г. и продолжаются каждый год, потому что плотины требуют регулярного ремонта.

Животный мир заказника «Ельня» включает в себя 7 видов земноводных, 5 видов рептилий, 31 вид млекопитающих (большая часть из них живут на отдаленных участках болота или ищут здесь корм). Отмечается большое количество гадюки. Из 100 видов птиц, отмеченных здесь, 23 занесены в Красную книгу Республики Беларусь.

По-своему особенны и низинные болота, влагу они получают, в основном, благодаря грунтовым водам. Такие болота более богаты минеральными веществами, поэтому и растительность на низинных болотах богаче – они покрыты разными видами осоки, ивы, мятликовых трав и другими растениями, которые приспособлены к большому количеству воды. Видовой состав таких болот более разнообразен, чем на верховых болотах. Так, на самом большом в нашей стране и в Европе низинном болоте Званец (Рамсарское угодье) в Брестской области, площадь которого почти 16 000 гектаров, найдено 664 вида растений. В нашей стране некогда были низинные болота и большего размера, преобразованные в советское время в торфоразработки.

Разумеется, что и низинные болота поддерживают существование специфических только для них видов животных. Наиболее известный среди них - вертлявая камышевка – небольшая воробьиная птица, которая приспособилась к гнездованию исключительно на низинных болотах. По оценкам ученых, из-за мелиорации, численность вида этой птицы только за последние сто лет уменьшилась примерно на 90%. Когда-то эта птица была широко распространена по всему континенту, а теперь она гнездится только в 50 местах на территории Беларуси, Украины, Польши, Литвы и Германии – это значит там, где еще остались низинные болота, которые соответствуют по размеру и составу растительности. Небольшая популяция (не более 50 птиц) в Померании (северо-восточной части Германии и северо-западной Польше) постепенно исчезает, а в Венгрии вертлявая камышевка не встречается с 2007 года. Из примерно 20 тысяч камышевок этого вида, которые остались на нашей планете, почти половина живет на белорусских низинных болотах. Потому именно многочисленные и дорогие мероприятия по поддержанию уровня воды и воссозданию поврежденных мелиорацией участков на белорусских болотах, финансированные международным сообществом, позволили в начале нашего столетия приостановить отрицательную тенденцию уменьшения численности камышевок. Изображение камышевки с 1998 года украшает логотип самой большой природоохранной общественной организации Беларуси: «Ахова птушак Бацькаўшчыны».

Однако этот вид птиц интересен еще не только тем, что он самый редкий европейский континентальный вид воробьиных птиц, но также знаменит своим особенным образом жизни. Дело в том, что самки вертлявых камышевок самостоятельно строят гнездо, насиживают яйца и выращивают птенцов. Это возможно только там, где эти птицы могут найти большое количество корма: насекомых, паукообразных и мелких моллюсков. А такие условия есть только на низинных болотах.

Переходные болота занимают промежуточное положение между низинными и верховыми. Обычно они размещаются полосой по окраинам верховых болот или отдельными участками на бедных песчаных почвах посреди низинных болот. В основном, они имеют грунтовые воды, как источник минеральных веществ для растений, но их недостаточно для поддержания структуры растительности, характерной для низинных болот. Потому их называют также сфагново-осоковыми.

Любая человеческая деятельность, направленная на использование или изменение водно-болотных угодий, представляет для них прямую угрозу.

  • Началом первой масштабной осушительной мелиорации на наших землях можно считать вторую четверть ХVI века, когда по инициативе королевы польской и великой княгини литовской Боны Сфорца началась земельная реформа в Великом княжестве Литовском. Но это мелочи, по сравнению с тем размахом, с каким за осушение болот взялись советские власти после Второй мировой войны. На территории Беларуси болота, до их активного осушения, занимали 2 млн. 939 тысяч гектаров, что соответствовало более, чем 14% общей площади нашей страны. Из-за промышленной разработки торфяников, сельскохозяйственной и лесной мелиорации, значительная часть болот, как ценных природных экосистем, была уничтожена. В наше время в Беларуси остались в природном состоянии только 863 тысячи гектаров болот, каждое из которых занимает больше 10 гектаров. А это только примерно 4% территории страны.
  • Издавна люди догадались, что неперегнивающие части отмерших болотных растений в виде торфа можно использовать как топливо, а в последние десятилетия его начали использовать и как удобрение, и ценный источник разных минеральных и органических веществ для химической промышленности. Однако не нужно забывать о том, что в нашем климате за один год откладывается только один миллиметр торфа. Слой торфа толщиной в 1 м образуется только за 1000 лет!
  • Еще в советские времена в Беларуси было осушено 295 тысяч гектаров болот только для добычи торфа. Сейчас на большинстве из них весь торф изъят. Земли, которые остались после торфоразработки, невозможно использовать в хозяйственных нуждах. Для сельского или лесного хозяйства они также непригодны. Зато на этих землях, по данным Министерства по чрезвычайным ситуациям, каждый год фиксируется от 2 до 8 тысяч торфяных пожаров. В 2008 году добыто 2,7 миллиона тонн торфа. Однако, согласно программе «Торф» (утвержденной постановлением Совета министров № 94 от 23 января 2008 года), в Беларуси планируется к 2020 году увеличить в два раза добычу торфа – до 4,4 млн. тонн.
  • Объемы торфодобычи наращиваются для того, чтобы с помощью торфа, как одного из местных видов топлива, обеспечить альтернативу импортируемому газу в качестве источника тепловой и электрической энергиии. В то же время, например, в Финляндии торф идет на комплексную переработку, но не сжигается. В западноевропейских странах торф добывают только на ранее осушенных территориях. В Финляндии это торфяники, осушенные когда-то для посадки леса.

К сожалению, законодательство Беларуси не в полной мере защищает естественные болота от осушения: запрещено осушать болота под нужды сельского хозяйства, но данный запрет не относится к торфодобыче. 

Ведется реализация различных программ, некоторые из которых нацелены на их уничтожение, например, программа «Торф»:

  • В программу «Торф» включены некоторые естественные болота. Это, например, заказник «Жада» одно из крупнейших в Беларуси верховых болот, или заказник республиканского значения «Докудовский». Совет министров Республики Беларусь своим Постановлением № 794 «О некоторых вопросах добычи торфа и оптимизации системы особо охраняемых природных территорий» от 17 июня 2011 года фактически разрешил осушить для добычи торфа участки на восьми болотах, из которых семь находятся на территории заказников республиканского и местного значения, а одно на территории перспективного заказника.
  • Программа «Торф» наносила бы минимальный ущерб природе, если бы под добычу отводились территории, которые ранее были осушены для нужд сельского или лесного хозяйства и в дальнейшем их использовать невозможно по разным причинам. Таких ранее осушенных, но в настоящее время неиспользуемых земель в Беларуси – 520 тысяч гектар. Они постепенно зарастают кустарниками и сорняками, являются основными очагами торфяных пожаров, на тушение которых тратятся огромные средства. Так, в засушливый 2002 год, по данным МЧС, только на тушение торфяных пожаров было потрачено около 1,5 млн. долларов. Другим выходом в сложившейся ситуации было бы заболачивание большей части таких территорий повторно и тем самым решались бы экологические проблемы, обеспечивалась бы пожарная безопасность.

На другом полюсе находятся программы, которые связаны с восстановлением болот:

  • в начале XXI века в Беларуси выполнено несколько крупных международных проектов, в результате которых повторно заболочено более 40 тысяч гектаров деградированных торфяных болот. Эти территории регулярно страдают от пожаров, биоразнообразие на них очень небольшое.
  • Однако, по данным международных исследований, даже через 100 лет после повторного заболачивания такая территория не сможет выполнять полностью свою природную функцию. Для того, чтобы обновленное болото поддерживало былое биоразнообразие, могут потребоваться столетия, если такое полное восстановление вообще возможно. После восстановления благоприятного гидрологического режима на таких территориях, на них растет на 26% меньше видов растений и они поглощают на 23% диоксида углерода меньше, чем ненарушенные болота той же площади и типа. Кроме того, исследование более 600 повторно заболоченных выработанных торфяников показало, что на восстановление своих экосистемных функций, болота в холодном климате требуют намного больше времени, чем в теплом.

Поэтому восстановление болот – намного более трудоемкий и долговременный процесс, чем их осушение.

Сайт в поддержку белорусских болот: bezbolot.net